Экзистенциальный страх Изоляции (Одиночества): как это у меня

 Экзистенциальный страх Изоляции (Одиночества): как это у меня

А ближе к тридцати наступил кризис страха Одиночества (Изоляции).

Начался он, видимо, еще в период брака, но в полную силу заработал после развода.

Развод был тяжелым сам по себе, а учитывая попытки как-то поделить друзей и знакомых, многие из которых были мне очень дороги, но волей или неволей вынужденно оказались на какой-то стороне - ничего удивительного, что накрыло не на шутку.

Вопрос о том, а нужен ли я вообще кому-то сам по себе, такой, как есть - моя суть, а не мои поступки, отношение и поведение - встал в центр моего существования.

Мне казалось, что друзья поддерживают недостаточно, что женщинам я нужен только на определенных условиях, и, главное, искренне возмущало то, что даже из тех, на кого я, как всегда считал, могу полностью положиться, никто не готов терпеть любые мои выверты и любить несмотря ни на что.

Что я вытворял, чтобы это проверить и подтвердить эти свои мрачные предположения - лучше не рассказывать. :)

Скажу лишь две вещи.

Большое спасибо тем, кто меня в те годы поддержал, и был рядом во что бы то ни стало. Люблю вас. Можете на меня рассчитывать.

И я прощаю тех, кто в тот период от меня отвернулся. Я понимаю ваши мотивы. Люблю и вас тоже. Несмотря ни на что.

Основной расколбас в те времена ощущался между полярностями: "Раз вы, гады такие, не любите меня безусловно - то просто не оставляете выбора, кроме как вами манипулировать. А ведь я хочу не манипулировать, а чтоб меня любили!"

Думая в таком ракурсе, можно было чуть ли ни любое свое проявление к кому-то хорошего отношения ощущать, как лицемерие. Представляете мое состояние?..

Потому, что одновременно я начал видеть механизм того, как вообще строятся отношения между людьми - но совершенно не готов был принять его циничную простоту и очевидность.

То, что симпатии у людей вызывает тот, кто говорит и делает им хорошее. А антипатии - наоборот. То, что приятные проявления нравятся, а неприятные вызывают непрязнь. То, как все это накладывается на механизмы компенсации личностных травм - которые в ряде случаев и определяют, что данному конкретному индивиду приятно, а что - нет.

И, главное, то, насколько простой цепочкой выстраивается у человека в голове, наделяется глубоким сакральным смыслом, и затем работает (и еще как!) система ментальных и эмоциональных зарядов, приводящая к любви или ненависти, дружбе или вражде, очарованности или пренебрежению.

При каждой коммуникации, или просто наблюденим за возникновением, развитием, или ходом чьих-то отношений, все эти цепочки вставали у меня перед глазами отчетливо, как зеленые столбики цифр у вышедшего из матрицы Нео. Только в данном случае это была "матрица" человеческих взаимоотношений.

Было ужасно понимать, как легко можно было бы этим управлять, не имея чувств самому. И как сложно это делать, когда сам ты - тоже живой человек, с такими же механизмами у себя внутри.

Именно эта примитивная предсказуемая механистичность и причинно-следственность человеческих взаимоотношений была для меня в тот период совершенно невыносима.

Когда по вектору "Принадлежность" делаешь этот шаг из архетипа "Романтик" в проработку архетипа "Шут" - это по-настоящему больно. Не зря образ Шута всегда рисуется с оттенком горечи. Осознание жуткой циничной простоты людских отношений - вот, что скрыто в печальных морщинках мудрых шутовских глаз.

И опять, когда невыносимость осознания достигает пика - всё вдруг схлопывается.

Я просто принял это как данность. Снова - не умом, а как инсайт, прямой опыт.

Да, всё вот так просто. И рассчитывать на то, что кто-то будет любить тебя, каким бы ты ни был, и что бы ты ни делал - глупо. А если даже кто-то будет - то это тем более не признак здоровых отношений и психики. Ибо даже мама - и та не станет от любимого ребенка терпеть что угодно. Многое, но не всё.

Да, мы приходим в мир одни. А уходим из него еще более одни - даже если нас держит за руки куча детей и внуков. Ведь, в конечном счете, каждому человеку он сам куда важнее, чем окружающие.

Это - данность. И она вовсе не мешает общаться, строить отношения, любить, дружить.

Попутно с принятием безграничности нашего одиночества, у меня тогда неожиданным бонусом проработалась неуверенность в своей привлекательности для противоположного пола, тянущаяся еще с подросткового возраста. И желание доказывать ее себе количеством связей (aka "Бивис, нам дадут!").

Да, проработалась ближе к середине четвертого десятка. :)) Но лучше поздно, чем никогда. :)

Появилось чувство, что я могу выбирать, а не бросаться с жадной закомплексованностью на всё, что выбрало меня. Парадоксальным, но закономерным с точки зрения трансерфинга образом, вырос и сам выбор - ведь с вопроса снялась повышенная значимость.

И, главное - я понял, что близость с кем бы то ни было - она во мне, а не снаружи. Ведь ее создаю я сам. К дружбе, кстати, это тоже относится. Не отношения выбирают меня, а я сам - носитель и, соответственно, хозяин любых своих отношений.

В результате проблематика меня совершенно отпустила, построение и поддержание отношений на всех фронтах перешло в разряд сознательно нарабатываемых навыков, а заботить начали совсем другие вещи. Благодаря которым немедленно накрыл страх Свободы - вектор Стабильности. Но об этом - следующим постом.

А у вас как с экзистенциальным страхом Одиночества и архетипическим вектором Принадлежности?..


Вы порадуете меня, если поделитесь этой статьей в соцсетях:
Комментирование предоставлено форумом "FAQ по реальности"