Путешествие в осознанность

Стадии заболевания соционикой

Описанное здесь протекание стадий заболевания соционикой является результатом многолетних наблюдений за большим количеством зараженных пациентов и многочисленных клинических экспериментов. Допускаю, что при определенной адаптации оно окажется применимым, в равной мере, и к прочим троянам мозга и вирусам сознания, в особенности – типологиям личности. Однако наблюдения проводились прежде всего, применительно к соционике, поэтому и описаны в касательстве именно ее.

Должен сразу с прискорбием признаться, что полного излечения от соционики ни в одном из наблюдаемых случаев пока зафиксировано не было, посему болезнь считается пока неизлечимой доступными нам, на текущий момент, средствами.

Если Вы обнаружили какие-либо из описанных симптомов у себя – не пугайтесь, а подойдите в вопросу здраво, спокойно дочитайте до конца и подумайте, как Вам жить с этим дальше наилучшим возможном образом. В случае, если вы чувствуете потребность в поддержке специалистов – в ХОСПИСе мы всегда рады ответить на Ваши вопросы, оказать требуемую помощь и приютить у себя в случае необходимости в госпитализации.

Итак, прежде всего, клиническая картина может развиваться по-разному, и болезнь необязательно должна протекать именно в таком виде, как описано. Так что одной стандартной схемой полноты отражения тут добиться довольно затруднительно. Попытаюсь лишь охарактеризовать общие проявления и симптоматику. В отдельных случаях могут наблюдаться существенные колебания и отличия, однако, в целом, происходящее, как правило, приблизительно соответствует означенному.

1) Первая фаза увлечения соционикой практически всегда начинается с самотипирования или типирования индивида кем-то со стороны. Именно радостями самоидентификации типологии и «цепляют» большинство людей изначально. Хотя, конечно, не всех. Тут важен порядок освоения. Крайними точками будут варианты, когда человек либо сразу изыскивает и получает доступ к разного качества живому информационному ресурсу, либо длительное время изучает вопрос самостоятельно по уже зафиксированной «матчасти», не менее разнообразного, впрочем, характера.

В диапазоне между этими крайними точками бывает не менее различна и картина прохождения пациентом первой стадии заболевания.

В случае немедленного получения доступа к живым ресурсам пострадавший, в зависимости от концепции конкретного источника, может как просто углубить и расширить какие-то свои познания и представления, так и сотворить себе полноценного гуру, или же вовсе – просто углубиться в ролевые игры с окружающими, с целью банального общения или коллекционирования версий типа.

В последнем варианте человек, как правило, до второй стадии заболевания не доходит и либо застревает на первой, либо постепенно выздоравливает и даже забывает все воспринятое. Заболевание на этом этапе, при подобном пути развития, ни для самого больного, ни для окружающих, серьезной опасности не представляет.

В случае же достаточно длительного самостоятельного изучения материала, часто – именно по причине недоступности живого ресурса, или же индивидуального отсутствия у человека склонности к такого рода источникам информации и недоверия к ним, клиническая картина первой фазы заболевания разворачивается иначе. Как правило, в этом случае мы получаем больного с уже устойчивой формой вируса в мозгу, тщательно продуманной и проработанной. И эта форма заболевания уже сама по себе опасна для пострадавшего.

Контакт же с живым соционическим ресурсом при такой клинической картине всегда оказывается крайне болезненным. Больной переживает тяжелый кризис самоидентификации и установок при многочисленных попытках перетипирования и столкновения с отличными или даже полностью противоположными убеждениями.

В этом случае пострадавший либо становится агрессивным поборником собственной трактовки, удостоверившись, что большинство из окружающих относятся к первому случаю и потому, порой и ложно, признав их знания недостаточными. Либо человек полностью теряется в разброде окружающих мнений и может даже "перепрыгнуть" через вторую стадию заболевания, сразу резко оказавшись в фазе отторжения. Реакция может быть разнообразной.

В любом случае, при таком развитии событий пациент получает серьезную психологическую травму, и развитие болезни протекает более тяжело, нежели в первом варианте.

2) Вторая стадия характеризуется буйным цветом вируса в мозгу. Теперь уже мало что может серьезно поколебать устойчивость укоренившейся в сознании популяции. На этой стадии больной - уже вполне уверенный соционик, имеющий достаточно стабильную систему взглядов на вопрос. В роли подобной системы иногда может выступать и образ некоего гуру («Вы не тип, пока вас не оттипировал Кривошеев!» и т.п.) или теста («Важно, что у тебя получилось по тесту MT, все остальное - фигня.»)

Чаще, однако, заболевание имеет более самостоятельную форму и опирается на внутренние установки индивида, впитанные на предыдущей стадии, которые продолжают закрепляться и развиваться.

Именно первая фаза этой стадии заболевания характерна наилучшей работой интертипных отношений и модели А в жизни пострадавшего. Здесь сплошь и рядом может возникнуть устойчивый квадральный (тимный, клубный, букетный, социальнопрогрессный) шовинизм, часто закрепляющийся на уровне подсознания.

Эта стадия характерна активными экспериментами, практическим применением, проработкой деталей и, порой, несением в массы, но не таким огульным, как на первой стадии, а уже более продуманным и тщательным. В том смысле, что именно в ходе этой стадии больной, как никогда умело, приучается скрывать степень своей пораженности вирусом от окружающих, буде возникнет такая необходимость. Коренное отличие от первой фазы тут состоит в том, что больной делает это вполне осознанно и может быть искренне убежден, что раскрытие его заболевания перед определенной категорией граждан представляет для него некоторую опасность. Впрочем, появление или не появление таких симптомов существенно зависит от реакции окружающих.

Ближе к концу этой стадии заболевания человек уже вполне осваивает методы, позволяющие малотравматично справляться с диссонансом, возникающим в ходе коммуникаций с носителями несколько иных форм вируса.

Делается это как самоуспокающими фразами в духе: "У каждого своя соционика…", так и простой убежденностью в "неправильности" любых отличных форм заболевания ввиду недостаточной осведомленности собеседника по теме, выражающихся во фразах: "Учи матчасть!" и им подобных, внешне как бы призывающих больных усугублять свое заболевание, на самом же деле - защитных для самого говорящего. В виде такой защитной меры может применяться и ирония по отношению к адептам. "Адептом" при этом считается индивид, чья пораженность вирусом проходит в данный конкретный момент более острую фазу, чем у данного пациента. Важно отличать эту иронию от иронии третьей стадии, которая также имеет защитные предпосылки, но уже несколько другого характера.

Во второй фазе этой стадии, ближе к завершению, у больного могут возникать совсем необычные обострения, дающие ему ложную иллюзию перехода на новый уровень сознания, изнутри похожий на открывшийся путь к излечению, на деле же являющий собой наиболее тяжелую форму рецидива. Это может выглядеть как заявления о том, что человек поменял свой тип, расширился до границ двух (трех, пяти, шестнадцати) типов, или же вообще "перерос соционику", и теперь "способен действовать по любому аспекту одинаково эффективно".

Многие пациенты застревают на второй стадии заболевания на долгие годы. Зафиксированы даже случаи, когда, так и не пройдя стадию отторжения, болезнь очень постепенно переходит непосредственно в четвертую, хроническую стадию.

Если же вторая фаза протекает особенно бурно и остро, со временем человек начинает чувствовать, что кажущийся "вред", наносимый вирусом окружающим и ему самому, перевешивает такую же мнимую "пользу", которая виделась ему изначально. Он может начать чувствовать себя обманутым или испытывать другие формы смутного недовольства происходящим в этой сфере. В этом случае заболевание переходит в стадию ремиссии, характерную, чаще всего, полным, частичным или периодическим отторжением соционики, испытываемым пациентом.

3) Стадия ремиссии, чаще всего, сопровождается острым отторжением всех или части предпосылок и структур, вызвавших развитие вируса. Следует отметить, что сам индивид этой подмены обычно не замечает, пребывая в уверенности, что происходит отторжение вируса как такового и очищение от него сознания.

Несмотря на иллюзию кажущегося излечения, на самом деле эта стадия оказывается, как правило, самой тяжелой для пациента в протекании болезни, в большинстве случаев даже более тяжелой, чем часто свойственный завершению первой стадии кризис самоидентификации.

Этот период характерен тем, что пациенту вдруг начинает казаться, что соционика его чего-то лишает и в чем-то ограничивает. Вирус при этом часто представляется находящимся не в сознании больного, а чем-то внешним, куда и направляются усилия по его "искоренению". Эффект может особенно усиливаться наложением на другие жизненные кризисы, которые, впрочем, как правило, усугубляют тяжесть протекания не только этой, а любой из стадий болезни - человек в эти моменты склонен искать спасения в том, чего в его жизни, по его мнению, на данный момент, в недостатке, и винить то, чего в жизни оказалось или накопилось в избытке.

К началу этой стадии человек обычно менее всего способен разграничить в сознании себя с болезнью, поэтому просто вынужден как-то к ней относиться.

Отторжение может принимать самые разные формы - оно может быть полным, может относиться только к части симптомов или вызвавших их условий. Часто случается, что пациента преследуют циклоидные смены состояний от терпимости и даже принятия до полного неприятия. Иногда на первой фазе этой стадии возможны даже разнообразные попытки замещения ("Я понял, астрология (Новое Слово, ТУАИ, гороскоп друидов, тест Люшера) объясняет многое, что со мной происходит, значительно лучше, чем эта поганая соционика!..") и переключения. Но это больше всего похоже на переход с одних наркотиков на другие и только усугубляет состояние больного.

Для этой стадии характерны чувство разочарования, гнева, раздражения и некоторого стыда, периодически сменяющееся эйфорией от ложного чувства освобождения. Кроме упомянутой иронии над адептами это может выражаться в фразах, вроде: "Уф, еле ноги унесла!..", "Не типирую, ибо здоров!", "Теперь-то я знаю, что соционики нет..." и прочее, в таком духе, декларирующее полное выздоровление. Поведением пациент при этом, напротив, демонстрирует выраженную зависимость, бурно реагируя даже на любое упоминание предмета, причем реакции его в этом вопросе начинают отличаться удивительной стабильностью и стереотипностью.

Общим местом здесь является само наличие выраженного негатива, а также то, что внимание, в большинстве случаев, направлено не на вирус, поразивший мышление, а на абстрактную структуру, которая для больного это вирус олицетворяет, тогда как возникающая при этом агрессия поражает, естественно, само сознание индивида.

Таким образом болезнь удвоенными темпами продолжает воздействовать на сознание путем направленной агрессии, маскируя это под иллюзию излечения. В этом особая тяжесть и опасность третьей стадии.

Стоит отметить, что стадия эта может проходить и в более мягкой, чем описано, форме, когда почти все внимание пациента смещается с углубления и расширения познаний в тематике в сторону поиска "границ применимости" оных, в наименее тяжелой форме сводящихся, ближе к завершению стадии, к границам некоторой части сознания самого индивида.

Стадия эта может иметь и затяжной характер, особенно будучи поддерживаема систематическим присутствием в зоне досягаемости специфических раздражителей, в виде, например, других пациентов, находящихся на любой стадии заболевания.

В большинстве случаев в конечном счете она переходит в фазу полного или частичного принятия факта неспособности изгнания вируса из сознания и смирения с ним, в пользу поисков наименее болезненного дальнейшего сосуществования с вирусом, что можно считать переходом заболевания в хроническую стадию.

4) Прежде всего, следует заметить, что так называемая инкапсуляция базовой структуры (т.е. полный переход основ теории и методик на подсознательный уровень), часто приписываемая этой стадии, на самом деле, может наступить на любой стадии, начиная со второй, даже на третьей. Может она также и не наступить в полной мере вообще, поэтому, сама по себе, не должна служить симптомом для диагностики перехода заболевания в хроническую стадию.

Подобный эффект, скорее, зачастую, может быть связан с утратой активной включенности и полным либо частичным прекращением переработки теоретической информации по данной тематике на уровне сознания, при отсутствии к тому специфических прямых или косвенных внешних побуждений.

Основным лейтмотивом этой стадии является осознание и полное принятие как факта зараженности мозга вирусом, так и собственной неспособности избавиться от него доступными средствами. Пациент может даже полностью прекратить обращать внимание на симптомы окружающих и сконцентрироваться исключительно на собственной необходимости жить с неизлечимым заболеванием. Этого может и не случиться, если пациент на данной стадии продолжает находиться среди больных других стадий, ибо, как и всякий хронический больной, пациент, в зависимости от склада характера, может предпочесть пребывание среди себе подобных, дабы меньше ощущать собственную «ущербность», иметь возможность обсудить симптоматику и просто поговорить на близкую ему тему. Однако само отсутствие отрицания собственной инфицированности помогает идентифицировать эту фазу вполне однозначно.

В любом случае, для пациента на этой стадии, как правило, характерно весьма гуманное и сочувственное отношение к другим больным, в отличие от третьей стадии. Высказывания в духе: «Соционика – фигня!», характерных для третьей и, изредка, первой стадии, от такого больного тоже вряд ли услышишь. На собственном опыте он отлично понимает, что «фигней» этот весьма серьезный троян мозга, имеющий огромное воздействие на мышление и жизнедеятельность тех, кто подвергся его воздействию, назвать никак нельзя.

Из коренных отличий этой фазы от остальных стоит назвать также полное осознание пациентом того, что соционика, как с точки зрения наблюдаемых проявлений, так и с точки зрения ее опасности, во всех смыслах, полностью находится не во внешнем мире, а в его голове, и что ее наличие в его картине мира, в виде ли что-то объясняющих законов или, напротив, вредного для масс источника заболевания, вообще никак не связано с окружающими.

Заболевание в этой форме, в периоды отсутствия рецидивов, на жизнедеятельности отражается мало и, как правило, не является ей серьезной помехой, а иногда даже развлекает и занимает время, пока вирус держится под сознательным контролем больного. Рецидивы же могут случаться в тех случаях, когда пациент на определенные периоды теряет осознание локализации очага заболевания в его собственном сознании, и пытается каким-то образом распространить его на окружающих. При множественных рецидивах это может выглядеть, например, как периодическое колебание пациента между третьей и четвертой стадиями, которые впоследствии, при должной гигиене мышления, обычно все же теряют амплитуду и постепенно сходят на нет.

К сожалению, как и в случае алкоголизма, пути полного излечения вируса соционики, как и прочих троянов мозга, нам пока не доступны. Однако не стоит терять надежду и отчаиваться. При внимательном отношении и соблюдении режима больной вполне в состоянии жить полноценной жизнью долгие годы. Кроме того, медицина не стоит на месте и, кто знает, может уже через несколько лет мы научимся полностью выводить вирусы из зараженного сознания или замораживать их, лишая возможности функционировать. Пока же всячески призываю вас соблюдать карантин и не заниматься распространением троянов мозга без крайней к тому нужды, если вы пока способны себя контролировать.

Комментирование предоставлено форумом "FAQ по реальности"