Путешествие в осознанность

Дао развода

  

Поскольку о нашем разводе уже разве что в прессе не пишут, а количество различных слухов и сплетен в околосоционических кругах, как я понимаю, превысило все допустимые масштабы, единственное приемлемое решение, которое я вижу – это взять контроль над информацией на себя. Как говориться, «если не можешь противостоять движению, надо его возглавить» (с).

С момента официальной даты развода прошел уже месяц, я вполне ощущаю себя пришедшим в норму и в состоянии изложить, как оно все было, тем более, что чувствую потребность освободиться от этих мыслей так, чтоб не вытеснять их в подсознание в виде негативных установок.

Посему, с сегодняшнего дня, под тэгом «Дао развода», я периодически буду излагать тут факты, свои размышления, трактовки и различные лирические отступления на эту тему. Сразу должен предупредить, что и так намерен писать то, что чувствую правомерным написать, поэтому могу не ответить на какие-то дополнительные вопросы.

Начнем сначала

Началось все в конце октября. Точнее, все началось, конечно, значительно раньше, но здесь я говорю просто уже про сам «период развода», назовем его так.

Получилось так, что мы уже несколько дней почти безвылазно сидели дома, и все опять было очень тепло, гармонично и хорошо, как уже много раз бывало и раньше, и даже уже потом. Если б вся наша совместная жизнь представляла бы лишь такой неразрывный поток близости и гармонии, это можно было бы, фактически, наверно, назвать идиллией. Вот только неразрывным он не был. Когда имеешь дело с человеком, у которого, особенно в близких отношениях, психологических дистанций только две – ноль и бесконечность, амплитуда оказывается невероятно широка. И именно в такие особенно теплые периоды крайне высок риск, что любая мелкая размолвка, как искра, способна спровоцировать взрыв. Тот самый мгновенный скачок из нуля в бесконечность.

Теща в тот момент куда-то уехала из города, оставив у себя дома кошку, и супруге надо было иногда ее кормить. Она собиралась туда уже пару дней, но все никак не могла себя заставить поехать, настолько хорошо нам тут было вдвоем и никуда не хотелось. Наконец решившись, она собралась, оделась, и вдруг начала уговаривать меня поехать с ней. В который раз, как это уже бывало, я стал объяснять, что очень занят, мне нужно иногда делать дела, да еще у нас же перенос сайтов на другой хостинг, твоих, в том числе, к тому же, ты же знаешь, что на вашу кошку у меня аллергия, поскольку она уже пожилая, сильно лезет, а теща не слишком тяготеет к чистоте, поэтому там все в шерсти, кроме того, шерсть налипнет мне на всю одежду, и ее потом будет очень трудно отчистить, ты просто съезди и скорее возвращайся, лучше – прямо сегодня, я буду тебя ждать и встречу у метро…

Она ушла, обиженно хлопнув дверью. Ее не было день. Два. Неделю. Видя, что она пишет в форум, я понимал, что все в порядке, поэтому просто ждал и занимался своими делами. Из постов я узнавал, что она там уже успела повстречаться с подругами, еще как-то поразвлекаться и т.п. Еще пару лет назад подобная ситуация меня бы неимоверно шокировала, но в жизни привыкаешь ко всему, и теперь этот бред уже не казался мне чем-то из ряда вон выходящим.

Наконец, посредством ICQ, я поинтересовался, долго ли она еще намерена не возвращаться домой. Прямого ответа я, как обычно, не получил, однако вместо него мне были целых две противоречащих друг другу фразы: 1) «Зато мне здесь никто не действует на нервы» 2) «Если хочешь – приезжай, я же тебе говорила. Соскучишься – приедешь».

Кстати, нет, не говорила. Мы вообще-то договорились абсолютно о другом.

Контекст первой фразы вовсе оставался довольно туманным, тогда как вторая в очередной раз навела на мысль, применяет ли человек к себе хоть что-то из того, что говорит на тренингах относительно берновских игр и про вред перекладывания ответственности на других.

Однако я еще раз внятно объяснил, что хостинг, что аллергия, что я тут занят делами, а она там круглые сутки сидит в форуме, и что я ее, вообще-то, уже который день жду. Но она ушла в глухую оборону и стала делать вид, что перестала меня понимать вовсе.

События

Не знаю, что уж такое включилось во мне в этот момент. Я почему-то разом вспомнил всё. И эти ее вечные хлопанья дверьми. И то, сколько раз она говорила о разводе. Не только со мной, но и вообще. И всё, что не устраивает меня, и может не устраивать ее. Сколько можно. Нельзя вместо тыла иметь минное поле. И с таким минным полем я никогда не смогу иметь детей. Я вообще ничего не смогу иметь на минном поле. И эти ее вечные качания прав. Никакой заботы, даже по мелочи. И эта бытовая нечистоплотность. При полном отсутствии какой-либо помощи в быту. Вечные толпы этих ее психологически нездоровых фанатов вокруг. Ее собственная, при этом, патологическая ревность. Высокоинтеллектуальные рассуждения о правильных взаимоотношениях и полное отсутствие их применения на практике. Разговоры о внутренней свободе при собственной жизни, вся основа которой построена на комплексах и зависимостях. И все остальное.

Нет. Мы не сможем вместе. И она это понимает, явно. Она об этом. Она просто не может сказать. Люди слабы. Но я – смогу. Я помогу и ей, и себе. Важно – четко придерживаться принятого решения и не менять его ни при каких обстоятельствах. Ведь видно, что и она этого хочет. Она – маленькая и слабая, но я-то – нет. Я смогу. Я сильный. Я выдержу.

Я почувствовал, что что-то не так. Я посмотрел на руки – меня трясло. Нет, не трясло – колотило. Сердце стучало, как бешенное. Еще никогда я не видел столь явного отражения мыслей на физиологии. Нет. Тело слабо. Но не я. Оно – не я. Я – не моя физиология. Я могу все. Я смогу.

Тело. Психика. Аптека. Успокоительное. Справиться. Уничтожить. Не я. Психика – это не я. Буквально спустя несколько минут я уже вернулся. Я был спокоен и сосредоточен, как никогда. Я готов.

Я открыл «Ворд» и просто все написал. Всё, что я думаю, всё, что вижу, все дальнейшие шаги, почему не стоит пытаться что-то делать, и как нам делить какие ресурсы. Всё. Подробно и внимательно. Попросил помочь в том, чтоб все было максимально быстро, цивилизованно и безболезненно. И чтоб прямо вот завтра встретиться у загса и подать заявление. У нас еще и так будет месяца два, чтоб думать. Ты же понимаешь. Ты же умная. Взрослая девочка. Ты помоги мне. Подержи. Пожалуйста. Я тебе верю. Ты понимаешь. Спокойно перечитал это, затем скопировал в ICQ и отправил.

Кульминация, но далеко не конец

Следующие два-три-четыре часа я выдержал исключительно на этой самой «настойке пиона». С той стороны, насколько я понял, для тех же целей были экстренно применены крупные дозы алкоголя.

Несмотря на то, что я самого начала понимал, что вся действенность данного решения, в плане взятия его на себя, заключается именно в его окончательности и бесповоротности, даже тут я недооценил, насколько слова человека могут расходиться с желаниями. Встретить вместо содействия и понимания такую контр-атаку по всем фронтам я просто не ожидал.

За это время мне, в следующей последовательности:

- было сначала дано несколько раз подтвержденное согласие с отказом от развернутых аргументов, который я предложил выдать в случае необходимости («аргументы я и сама все отлично знаю»);

- были, спустя какое-то время, всё-таки неожиданно потребованы аргументы;

- предложено совместное посещение семейного психоаналитика;

- предложено, наконец, тогда попробовать гостевой брак;

- еще раз заверено, что, тем не менее, насчет загса завтра, да, мы договорились.

Следующий день был пятницей. К четырем часам дня, как договаривались, я был на месте. Сказать, что я туда дошел было бы не совсем корректно. Скорее – дополз. Ее не было. Когда, спустя 15 минут мне пришло в голову набрать телефонный номер, оказалось, что она… проспала. Не зная, что еще тут сказать или сделать, я поехал обратно.

Спустя день она позвонила и сказала, что всё равно хочет поговорить и всё обсудить. Напоминать, что мы ведь договорились сделать все спокойно, разумно и без сцен, оказалось бессмысленным. К тому времени эмоционально меня уже словно «выключило», я пребывал в полной апатии, поэтому просто открыл дверь – ну не запираться же, право?..

То, что происходило дальше, событийно описать довольно трудно. Нет смысла еще раз напоминать о том, если отталкиваться от ее предыдущего поведения, такого я даже не мог ожидать.

Наиболее кратко это можно описать как серию абсолютно разноплановых истерик, закончившихся припадком с требованием вызвать «скорую».

Для тех, кто уже успел об этом забыть, наши «скорые» - самые скорые «скорые» в мире. Примерно два часа я ждал медицинский транспорт, уставившись в стену с полный отсутствием мыслей. Просто потому, что голова моя была не в силах вместить происходящее. Когда «скорая» наконец приехала, она уже немного пришла в себя и все было более-менее в порядке. Мне даже пришлось не слишком результативно убеждать доктора, что она не симулирует.

Утром, когда она уходила, вердикт был уже такой: «В общем, я разводиться не собираюсь. Тебе надо - ты и разводись!»

Винить мне в этом, очевидно, следует, прежде всего, себя самого - своим страхом неконтролируемых эмоций я, видимо, сам привлекаю такие ситуации.

В общем, я понял, что цивилизованному разумному подходу места в моей жизни почему-то вновь не оказалось. Но тогда я еще не знал, насколько.

Подача на развод

Уже спустя где-то месяц, опять же - в разговоре по "аське" (это был наш основной способ общения), мне наконец удалось уговорить жену подать в ЗАГС заявление на развод. Ну, как уговорить. Скорее, видимо, довести до такого состояния, что она все же согласилась. Оба мы тогда были не вполне вменяемы.

В ЗАГСе мы сидели часа три с половиной. За это время она успела попросить у меня носовой платок, после чего вытереть им ботинки, а на возмущение по поводу того, что зима, насморк, это был мой единственный носовой платок, я думал он тебе, чтобы высморкаться, а не чтоб чистить обувь - ответить гневным: "Хорошо, что мы разводимся!"

В общем, мы честно отработали полный наборчик для супчика разводящихся.

Когда же в итоге попали на прием, выяснилось, что на развод надо было подавать не здесь, - в ЗАГСе, где мы женились, - а в другом, районном.

До сих пор не вполне понимаю, что со мной в тот момент произошло. Еще на осознав сказанное, я включил всё свое мыслимое и немыслимое красноречие - и примерно за 30 секунд уговорил тетеньку пойти навстречу, нарушить правила и развести нас здесь. Мои б таланты - да на благое дело.

Нам дали стандартный срок на раздумья - месяц. Теперь, если 8-го января хоть один из нас придет в ЗАГС для развода - брак будет расторгнут. В противном случае, будет считаться, что мы передумали, и хотим остаться в браке.

Когда в 2004-м мы подавали заявление на свадьбу, то выпили после этого в кабаке у метро по ритуальной рюмке водки и разъехались обратно по работам. Теперь же, после подачи же заявления на развод, мы тривиально договорились встретиться и провести ночь.

Мало когда в жизни я еще чувствовал себя так неловко, как на следующее утро, когда, вернувшись с ночной работы, нас застала ее подруга, у которой жена временно поселилась после нашего расставания.

Я поздоровался и сразу ретировался, натягивая одежду чуть ли ни на ходу.

Застукали с собственной женой. Уже почти бывшей. Н-да.

Развод

Друг из Москвы предложил пару недель пожить у него, чтобы развеяться и отвлечься. Я поехал в Москву, и две недели непрерывно общался там со всеми знакомыми, трезвея лишь на довольно короткие сроки.

А ключи от своей квартиры оставил совсем уже почти бывшей жене. Хата же будет пустовать, а ей сколько можно мотаться по мамам и подругам. Жалко ведь человека.

То, что я увидел по возвращении, наверное, следовало ожидать, но все равно трудно было представить. Такого бардака моё жилье не видело даже в годы самой бурной моей молодости. Кого она туда водила, и что с ними делала - думать как-то не очень хотелось.

Я, конечно, просил никого не водить. Что ж, следовало понимать, что не та эта ситуация, когда твои просьбы будут слушать.

Теперь уже в Москву поехала супруга - праздновать Новый Год - а я остался.

Второго числа она вернулась, и какое-то время мы снова жили вместе. Трудно бывает расстаться, когда еще не все исчерпано.

Седьмого числа она снова стала говорить:

"А зачем нам разводиться?.."

Восьмого утром мне ожидаемо не удалось ее разбудить. Несмотря на все попытки она дрыхла так, словно до этого не спала, минимум, неделю. Защитная реакция.

Я собрался и пошел разводиться один.

Было темно, снежно и холодно. До ЗАГСа я добрался благодаря одним лишь нервам и "настойке пиона". Ибо сил не было как таковых. Пара километров от метро показались мне двадцатью.

Штамп. Свидетельство о разводе. Всё.

Ставшая бывшей жена два дня ходила мрачная, но потом как-то отошла. А в конце месяца - съехала. После чего мы какое-то время не виделись.

Неприятно это говорить, но еще несколько лет после этого, чтобы почувствовать себя счастливым, мне достаточно было просто осознать, что в моей жизни больше нет и никогда не будет того безумия, что она порождала.

Отходняки

Весной мы встретились, погуляли по городу и посидели в кафе. Общались. Затем я сел в метро и поехал домой.

Уж не знаю, что меня сподвигло, но в районе "Лесной" я вдруг написал СМС:

"Я бы еще пообщался".

"Я тоже".

"Я сейчас "Лесную" проезжаю, давай выйду из поезда и подожду тебя?.. Приезжай".

Мы поехали ко мне. И опять стали встречаться. По графику. Один раз - она ко мне, один - я к ней. Жили мы теперь очень уж далеко друг от друга.

Я приезжал в Шлиссельбург, где она сняла квартиру, и стучал в окно первого этажа. Она улыбалась мне из окна и шла открывать.

Я знал, что у нее появились разные ни в чем не повинные мужики, и даже женщины, на которых она вовсю отыгрывается за те психологические травмы, в которых виноват я. Распространенное постразводное поведение.

Было жаль их, но как-то так - фоново, не всерьез. Пофиг, кто у нее есть еще, и как она проводит время. Я просто получал удовольствие от общения. Мы гуляли, разговаривали, и у нас больше не было никаких обязательств, никаких ожиданий, никаких претензий. Никаких надежд. Не было ничего впереди, что мешало бы наслаждаться моментом. Шлиссельбург - очень красивый городок.

Пожалуй, это было лучшее время за весь период нашего знакомства. Сравнимое, разве что, с первыми неделями влюбленности. Вот так. Лучшие времена брака - до брака и после развода. Бывает и такое.

Летом она обрила голову и уехала в путешествие. Узнать и понять Россию. Звала с собой. Я, естественно, не поехал.

Отчетов в ЖЖ я не читал. Их читала моя мама, и периодически зачем-то рассказывала мне что-то из происходящих с бывшей женой событий, невзирая на полное к тому отсутствие интереса с моей стороны. На Сахалине, когда она ночевала в лесу, на нее вышел медведь. Она не растерялась, стала фотографировать его, и только это спасло ей жизнь. Медведь испугался вспышки. Как же так. Поехала одна. Бедная девочка. Мне ее жалко не меньше, чем тебя, сын. Даже больше.

Осенью мы снова встретились в центре, погуляли, поболтали - и поняли, что всё. Мы свободны.

В дополнение - церемония заключения уже давно расторженного брака: